Сурт
Не зверь, не птица - летит и матерится.
Библейские критики изучают сказку о курочке-рябе.

"1. Жили-были дед и баба, и была у них курочка-ряба. 2. Снесла курочка яичко, не простое, а золотое. 3. Дед бил-бил, не разбил. 4. Баба била-била, не разбила. 5. Мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось. 6. Дед плачет, баба плачет, а курочка кудахчет: 7. «Не плачь, дед, не плачь, баба. 8. Я снесу вам новое яичко, не золотое, а простое».

Еще первые работы по курологии обратили внимание на то, что разбираемый отрывок является поздней компиляцией, по крайней мере, трех текстов.

Первый (называемый в классических трудах «дедовским») рассказывает о древнем культе деда, а второй («бабский») – о культе бабы (ср. представления о бабе-яге).

Легко заметить, что 3-ий стих относится к первому исходному тексту, а 4-ый – ко второму. Нет никакого другого объяснения, почему дед, до этого игравший такую важную роль в повествовании (в первом стихе он на первом месте, во втором и третьем нет никакой бабы) – вдруг полностью исчезает к пятому стиху. Как понятно, «баба» в первом стихе – это позднейшая редакция, вызванная давлением сторонников второго, «бабского» текста.

В 7-ом стихе эта компилятивная методика сохранилась. Вместо «не плачь дед и баба» (см. первый стих) предполагаемый автор говорит «не плачь дед», и лишь потом добавляет «не плачь баба». Видимо, в стихе отразилось столкновение двух изначальных текстов, которые автор позднейшей редакции грубо соединил вместе.

Особым вкраплением является так называемый «мыший» текст, от которого у нас остался лишь маленький отрывок «хвостиком махнула». Он, судя по всему, имеет греческое происхождение, о чем неоспоримо свидетельствует «бежала» – память о марафонских забегах.

Исследователи исторической школы нашли здесь прямое влияние египетской поэзии. В повторе «Дед плачет, баба плачет» заметно влияние египетского «плача Тутанхамона».

В последнем сборнике «Новости курологии» опубликовано открытие молодого куролога М. А. Каурова, который доказывает, что 6-ой стих: «Дед плачет, баба плачет, а курочка кудахчет» – в первоначальной редакции выглядел иначе. Видно, что автор задает ритм словом «плачет». Повторенное дважды, оно было сказано и в третий раз. То есть, изначальный текст звучал так: «Дед плачет, баба плачет, а курочка не плачет». Слово кудахчет больше в тексте не встречается, а значит, является поздней вставкой.

Новейшие концепции курологии вообще ставят под сомнение древнее происхождение этого текста. Следуя принципу «предположим, что мы не знаем того, что мы знаем», они предлагают эмендировать название текста, получив «Курочка-ребе» (замена огласовок, отсутствующих в некоторых рукописях), и тогда данный источник не может датироваться ранее, чем XVIII в. (см. историю евреев Европы в новое, новейшее и самоновейшее время)."

© Константин Негода